Последние новости сегодня
актуальные за день

Фундаментальная слабость мировой экономики

13 сентября 2018Мир

Мировая экономика оправилась от финансового кризиса 2008 года.

В течение последнего десятилетия, мировая экономика оправилась от финансового кризиса 2008 года на волне долга и вливаний ликвидности со стороны ведущих центральных банков. Однако в отсутствие устойчивого роста заработной платы и производственных инвестиций в реальный сектор экономики остается только одно направление — вниз.

Когда десять лет назад «Lehman Brothers» объявили о банкротстве, вдруг стало непонятно, кто кому что должен, кто не может оплатить свои долги, и кто пойдет дальше. В результате межбанковские кредитные рынки замерзли, Уолл-Стрит запаниковали, а бизнес обанкротился не только в Соединенных Штатах, но и во всем мире. В условиях, когда политики изо всех сил пытались отреагировать на кризис, экономические эксперты задавались вопросом, не превращается ли «Великая умеренность» низкой волатильности бизнес-цикла с 1980-х годов в еще одну Великую депрессию.

Оглядываясь назад, можно сказать, что самоуспокоенность в преддверии кризиса была явно бессовестной. И все же мало что изменилось после этого. Конечно, нам говорят, что финансовая система проще, безопаснее и справедливее. Но банки, которые извлекли выгоду из государственных денег, теперь больше, чем когда-либо. Непрозрачные финансовые инструменты и бонусные пулы банкиров переполнены. В то же время, ООН — под регулирования «теневого банкинга» превратилась в бизнес 160 триллионов $. Это вдвое больше мировой экономики.

Благодаря триллионам долларов ликвидности, которые крупные центральные банки накачали в мировую экономику за последнее десятилетие, рынки активов восстановились, слияния компаний перешли в овердрайв, а выкуп акций стал эталоном управленческой хватки. Напротив, реальная экономика булькнула вместе через подставные приступы оптимизма и прерывистый разговор риски. И в то время как политики говорят себе, что высокие цены на акции и экспорт повысят средние доходы, факт в том, что большая часть прибыли уже захвачена теми, кто находится на самом верху пирамиды.

Эти тенденции указывают на еще большую опасность - потерю доверия к системе. Адам Смит давно признал, что восприятие фальсификации в конечном итоге подорвет легитимность любой основанной на правилах системы. Том смысле, что те, кто вызвал кризис был не только сухим, но и наживался на недовольствах с 2008 года, ослабление доверия населения к политическим институтам, которые связывают граждан, общин и стран.

Во время синхронизированного глобального подъема в прошлом году многие в экономическом истеблишменте говорили слишком рано, когда они начали прогнозировать более солнечные времена. За исключением США, последние оценки роста не соответствовали предыдущим прогнозам, а некоторые экономики даже замедлились. В то время как Китай и Индия остаются на верном пути, число стран с формирующейся рыночной экономикой, испытывающих финансовый стресс, увеличилось. По мере того, как крупные центральные банки обсуждают нормализацию денежно-кредитной политики, угрозы бегства капитала и обесценивания валюты удерживают политиков этих стран в ночное время.

К началу 2018 года объем мирового долга вырос почти до 250 триллионов долларов — в три раза по сравнению с годовым объемом мирового производства – со 142 триллионов долларов десятилетием ранее. Доля развивающихся рынков в мировом долговом фонде выросла с 7% в 2007 году до 26% в 2017 году, а кредитование нефинансовых корпораций в этих странах увеличилось с 56% ВВП в 2008 году до 105% в 2017 году.

Кроме того, негативные последствия ужесточения денежно-кредитных условий в развитых странах, вероятно, станут более серьезными, учитывая разрыв между активами и восстановлением в реальной экономике. В то время как фондовые рынки находятся на подъеме, заработная плата остается застрявшей. И, несмотря на посткризисное увеличение долга, соотношение инвестиций к ВВП в странах с развитой экономикой снижается, а в большинстве развивающихся стран-растет.

Над этим хрупким положением дел нависла очень большая «известная неизвестность». Торговая война президента США Дональда Трампа не уменьшит торговый дефицит Америки и не повернет вспять технологические часы в Китае. Что он будет делать, так это подпитывать глобальную неопределенность в случае эскалации реакции "око за око". Хуже того, это происходит как раз тогда, когда доверие к мировой экономике начинает ослабевать. Для тех стран, которым уже угрожает повышенная финансовая нестабильность, сопутствующий ущерб от сбоев в глобальной торговой системе будет значительным и неизбежным.

Однако, вопреки расхожему мнению, это не начало конца послевоенного либерального порядка. В конце концов, разрушение этого порядка началось давно, с роста свободного капитала, отказа от полной занятости в качестве политической цели, отсечения заработной платы от производительности и переплетения корпоративной и политической власти. В этом контексте торговые войны лучше всего воспринимаются как симптом нездоровой гиперглобализации.

Точно так же, развивающиеся экономики не являются проблемой. Решимость Китая отстаивать свое право на экономическое развитие встретила во многих западных столицах чувство тревоги, если не откровенной враждебности. Но Китай опирается на ту же стандартную схему, которую использовали развитые страны, поднимаясь по экономической лестнице.

По сути, успех Китая — это именно то, что было предусмотрено на конференции Организации Объединенных Наций по торговле и занятости 1947 года в Гаване, где международное сообщество заложило основу для того, что станет глобальной торговой системой. Различие в дискуссиях между тем и настоящим свидетельствует о том, насколько далеко нынешний многосторонний порядок продвинулся от своих первоначальных целей.

Сначала кризис в Лемане действительно спровоцировал возрождение послевоенного многостороннего духа, но он оказался мимолетным. Трагедия нашего времени заключается в том, что когда смелое сотрудничество необходимо для решения проблемы гипер-глобализации, барабаны «свободной торговли» заглушают голоса тех, кто призывает к восстановлению доверия, честности и справедливости в системе. Без доверия не может быть сотрудничества.

Автор данной статьи Ричард Козул-Райт, — директор отдела по глобализации и стратегиям развития ООН по торговле и развитию. Является автором книги «трансформация экономики: как заставить промышленную политику работать на рост».

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.